Тексты

Поль Б. Пресиадо «Заговор лузеров»


А что если вирус был создан для того, чтобы все лузеры планеты смогли восстановить связь со своими бывшими без того, чтобы быть обязанными жить с ними круглые сутки в своего рода новой реальности?

Я заболел в Париже в среду 11 марта перед тем, как французское правительство объявило режим изоляции, и, после того как я встал с постели 19 марта, неделей позже, мир изменился. Когда я шел спать, мир был близким, коллективным, липким и грязным. Когда я встал с кровати, он стал отстраненным, индивидуальным, сухим и гигиеничным. Во время болезни я не мог оценить то, что происходило, с политической точки зрения, так как лихорадка и дискомфорт взяли вверх над моей жизненной энергией. Никто не может быть философом, когда его голова разрывается. Время от времени я смотрел новости, что только лишь усиливало мою болезнь. Реальность была неотличима от страшных снов, а первые страницы газет были запутаннее, чем кошмары, вызванные моим лихорадочным бредом. Я решил в течение двух дней не открывать ни один сайт для ограничения стресса. И именно этому и маслу орегано я обязан своим выздоровлением. Мне не было сложно дышать, но мне было сложно подумать, что я продолжу дышать. Мне не было страшно умереть. Я боялся умереть в одиночестве.

В перерывах между лихорадкой и тревожностью, я говорил себе, что общественное поведение изменилось навсегда и не может быть скорректировано. Именно это я почувствовал как очевидность, которая проникала в мою грудь, по мере того как мое дыхание становилось все более свободным. Возможно, все останется так навсегда. У нас появится доступ к чрезмерному цифровому потреблению, но наши тела, наши организмы, будут лишены физического контакта и жизненной силы. Мутация приобретет форму кристаллизации органической жизни, цифровизации работы и потребления и дематериализации желания.

Те, кто в браке, теперь приговорены жить в изоляции 24/7 с человеком, на котором они женились, неважно любят они его или нет, или и то и другое одновременно, что встречается чаще — пара регулируется законом квантовой физики, согласно которому существуют не противодействия противоположных понятий, а скорее одновременность диалектических терминов. В этой новой реальности те из нас, кто потерял любовь или не нашел ее вовремя, то есть до появления Covid-19, приговорены провести остаток жизни в одиночестве. Мы выживем, но без прикосновений, без тепла кожи. Те, кто не осмелился сказать тому, кого любит, о своей любви, не смогут больше воссоединиться с ним, даже если они могли бы выразить свою любовь, и будут вынуждены жить в невозможном ожидании физической встречи, которая вероятно никогда не случится. Те, кто решили путешествовать, останутся навсегда по другую сторону границы, а те из среднего класса, кто решил провести карантин на море или в деревне в своих прекрасных резиденциях (бедняги!) никогда не смогут вернуться в город. Их дома будут реквизированы бездомными, которые, в отличие от богатых, всегда проживали только в городе. Все будет зафиксировано в новой и непредсказуемой форме. То, что казалось временным заключением, продлится до конца нашей жизни. Возможно все изменится вновь, но не для тех из нас, кому больше 40 лет. Вот она новая реальность. Жизнь после большой мутации. Итак, я спросил себя, стоит ли продолжать жить таким образом.

Первое, что я сделал, поднявшись с постели после недели болезни такой же огромной и странной, как новый континент, – я задал себе вопрос: при каких условиях стоит продолжать жить? Второе, прежде чем найти ответ на этот вопрос, – нужно написать любовное письмо. Из всех теорий заговора, которые я прочитал, меня захватила одна – та, которая утверждала, что вирус был создан в лаборатории, чтобы все лузеры планеты могли воссоединиться со своими бывшими (без того чтобы быть обязанным вернуться к ним навсегда).
Полное лиризма и страха, накопившихся за неделю болезни, беспокойств и сомнений, письмо для моей бывшей было не только признанием в любви, столь же поэтичным, насколько безнадежным, но также было особенно стыдным для того, кто его подписывал. Но если положение дел не изменится, если те, кто далеко, не смогут больше коснуться друг друга, какая разница, что я буду выглядеть смешным? Какая разница, скажете ли вы человеку, которого любите, что вы его любите, зная, что он возможно вас уже забыл или заменил кем-то другим, если вы все равно его не увидите? Новое положение дел в своей скульптурной неподвижности приобрело новый градус what the fuck? даже в своей собственной нелепости.


Я написал от руки красивое и ужасно патетическое письмо, положил его в белоснежный конверт и написал на нем своим лучшим почерком имя и адрес моей бывшей. Я оделся, надел маску, надел перчатки и обувь, которую до этого оставил около двери и спустился к выходу из дома. Там, следуя правилам самоизоляции, я не стал выходить на улицу, а отправился к мусорным бакам. Я открыл бак для бумаги и положил туда письмо моей бывшей – оно было, конечно же, из перерабатываемой бумаги. Я спокойно поднялся к себе в квартиру. Я оставил свою обувь у двери. Я зашел, снял свои брюки и положил их в пластиковый пакет, я снял маску и повесил ее на балкон, чтобы она проветрилась, я снял перчатки и бросил их в мусорку и мыл руки в течение двух бесконечных минут. Все, абсолютно все было определено жизнью с вирусом. Я вернулся к компьютеру и открыл свою почту: и вот, оно было там – письмо от моей бывшей с заголовком «Я думаю о тебе во время вирусного кризиса».

Оригинал опубликован на: https://www.liberation.fr/debats/2020/03/27/la-conjuration-des-losers_1783349
Перевод: Роксана М.